Сюжеты

Боевые действия на территории Чеченской Республики и приграничных регионов Северного Кавказа. Российские военнослужащие на боевой технике.
© РИА Новости

Вторая чеченская кампания была проведена очень грамотно – военный корреспондент

10 лет назад официально завершилась Чеченская война. Baltnews поговорил о тех событиях с военным корреспондентом Алексеем Борзенко.

"Эффект зайца"
Эстонская армия
© Kaitseväe Peastaap
Хочешь войну – говори о ней. Почему в Эстонии готовятся к вооруженному конфликту

– Алексей Сергеевич, как долго вы были в Чечне?

– За обе войны я прожил там три года чистого времени. Это были командировки по 15 дней, по месяцу. Потом я возвращался сюда (в Москву), кто-то ехал на мое место. Потому что во время войны там находиться более двух-трех месяцев – это тяжело. Не вытащишь. Надо мотаться. Срабатывает "эффект зайца". Знаете, что это такое?

– Нет, объясните.

– Представьте себе, что вы мотаетесь – по вам стреляют. Пуля, даже не попавшая никуда, имеет энергетику. Все равно оказывает на вас воздействие. Какой-то человек хочет вас убить. Вы накапливаете эту энергетику. Если вы в бою – вы отстреливаетесь. Вы отдаете это обратно. И все нормально. А если вы не стреляете, если у вас в руках только камера, вы ее накапливаете. Энергетика начинает накапливаться в большой утомляемости. В головных болях. В отсутствии сна. Когда мы об этом сказали военным медикам, они ответили: вопросов нет, пойдем. Поставили нам патронный ящик. Дали в руки автомат Калашникова. Мы отстреляли все. Как после бани пришел – заснул. Все ушло. Это называется "эффект зайца".

Военный корреспондент Чеченской войны Алексей Борзенко
© фото из личного архива. Дмитрия Кияновского
Военный корреспондент Чеченской войны Алексей Борзенко

"Чеченским боевикам нужен был выход на Каспий"

– Вы написали книгу про Чеченскую войну. В самом ее начале вы говорите, что вы две кампании не разделяете. Почему?

– Потому что Вторая чеченская кампания являлась, по сути, логическим продолжением Первой. Первая не была закончена – мы ушли из Чечни. Но умные головы прекрасно понимали, что это не конец – будет продолжение. Как-то мне в руки попала одна аналитическая записка – уже по прошествии многих лет, – в которой обосновывалось начало Первой чеченской войны. Там звучала такая мысль: Чечня ни в каком виде не сможет существовать единым самостоятельным государством, не имея внешнего выхода, не имея выхода на Каспий. То есть обязательно они бы последовали таким военным путем, что брали бы Дагестан. Этого нельзя было допустить – нужно было начинать бороться с боевиками в самой Чечне.

И это действительно так и получилось. Вторая кампания практически началась с того, что чеченские боевики пошли на Каспий. А Каспий – это уже выход на внешний рынок, на Иран, другие государства. Морской путь, понимаете?

Интересен промежуток между Первой и Второй, о котором мало кто что говорит. Когда мы ушли, вся эта долларовая масса, которая вливалась через арабов американцами туда, она там не оставалась, она уходила. Люди понимали, что жить там в этом бандитском государстве не смогут. Кто успел наворовать, взять какие-то деньги, в том числе и полевые командиры, они просто уходили вместе с деньгами. А некоторые уходили без денег, пытаясь найти счастье в других странах.

Солдаты внутренних войск МВД РФ на улицах города Грозного, 1995 год
© РИА Новости
Солдаты внутренних войск МВД РФ на улицах города Грозного, 1995 год

– Каких?

– Большая часть уходила в Турцию, турки переправляли их на Северный Кипр, где у них была небольшая территория, которую они называли Малой Ичкерией. Там даже их флаги висели. Но журналистов в эту зону Северного Кипра не пускали.

Помню командировку в Сьерра-Леоне. Там жуткие джунгли, жуткие протоки, вертолет упадет – его никто никогда не найдет, если маячок не работает. И там роют алмазы. Наши вертолеты там летали над приграничной территорией. Осуществляли контроль того, что там происходило. Почему? Потому что американские вертолеты в такую жару не могли там лететь. Слабые двигатели. А наши могли.

Летали там наши боевые вертолеты те же, что были в Чечне, перекрашенные, с надписью UN, United Nations (англ. ООН – прим. Baltnews). Мы с ними решили пролететь. Летели – жутко, летают там, как хотят, американские горки продолжительностью 4,5 часа. И в каком-то месте они зависли и нам кричат: ребят, снимайте!

Мы взяли камеры, снимаем: какой-то забытый британский прииск на берегу маленькой речки, стоят мужики – белые, машут нам ружьями. Какие-то негритянки-женщины. Мы поснимали и дальше полетели по маршруту. Долетели до заправки, спрашиваю: кого мы снимали, что это? А мне говорят: отряд одного чеченского полевого командира, который полностью ушел из Чечни в этот пересменок между Первой и Второй войнами. Они перебили какое-то местное племя, женщин себе оставили. Там малярийные места, жуткие. И вот в этом прииске уже заброшенном, забытом они пытались найти хоть какие-то алмазы, чтоб им было с чем уходить в Арабские Эмираты. Мы их поснимали.

Так что важный пересменок был между двумя войнами, когда выяснилась полная несостоятельность полевых командиров к тому, чтобы создать свое государство. Их оставили в покое. Что вам еще? Стройте, восстанавливайте, делайте что-то. Вместо этого чем занялись? Занялись воровством людей друг у друга. И за какие-то деньги стали их выкупать или обмениваться. Они не создали ничего. Показали полную несостоятельность самостоятельной жизни как государства. А потом пошли на Дагестан. Ну и здесь началась Вторая кампания.

Боевые действия на территории Чеченской Республики, 1995 год
© РИА Новости
Боевые действия на территории Чеченской Республики, 1995 год

"Вторая кампания шла под лозунгом возмездия"

– Если об их планах дальнейшего продвижения заранее было известно, почему в Первую кампанию не закрыли этот вопрос?

– Было очень большое сопротивление изнутри России. Были силы, которые зарабатывали на этом деньги, которые продавали информацию боевикам, которые держали их в курсе.
Вторая кампания началась уже в Дагестане. И тут было уже ясно, что Грозный будут брать опять. Но многое было уже построено по другому принципу. В Первую чеченскую войну собирали части, посылали новобранцев, которые там гибли. А во Вторую уже пошли контрактники-профессионалы. И большая часть тех профессионалов, которые воевали в Первую, уже просто знали, с чем они столкнутся.

– С каким настроением они шли во второй раз?

– Победить. Хотя это нигде не говорилось и нигде официально не объявлялось, вторая кампания шла под лозунгом возмездия. За всех тех погибших, кто там был. Много ошибок было допущено генералом Лебедем, который подписывал Хасавюртовские соглашения.

– Например?

В Крыму обезвредили террористическую ячейку
Крым без террора. Силовики уничтожили крупную ячейку экстремистов

– Мы должны были обменяться пленными. По спискам боевиков проходило где-то 1200 человек. Когда этих боевиков стали искать, их не нашли. Точнее, часть нашли, а часть нет – потому что под другими фамилиями они сидели. Люди, на руках которых убийства, грабежи, просто называли другое имя, другое село, – никто не проверял. Боевик – боевик. Все, давай, отсиживай пять лет.

Мы не могли их вернуть. А у них было более 600 человек наших пленных солдат. Но Борис Ельцин требовал побыстрее все закончить, оставили всех. Ушли, не забрав их.
Нужно было, как Ельцин это видел, решить проблему. Хотя это было не решение проблемы. Это как операция: нужно было прооперировать, удалить опухоль, а мы просто – открыли, посмотрели и зашили.

– Действительно ли на протяжении Чеченской войны и ранее там имели место этнические чистки?

– По этому вопросу вам надо поговорить с тысячами людей, которые покинули город Грозный, и начали покидать где-то с середины 1980-х годов. Кто мог – тот уехал. Кому было куда уезжать.

Что считать этническими чистками? Тотальное вырезание? Его не было. Но то, что давление оказывалось – воровали девушек, грабили, убивали за деньги, – это все имело место со стороны боевиков.

Были ли этнические чистки со стороны федеральных войск? Не было. В том плане, что воевали-то мы с боевиками. Пожалуйста, город Грозный – местные жители ходили по городу, ничего не боялись.

Так что это были не этнические чистки, а какое-то противостояние… пошла сама идея создания этой Ичкерии…

Конечно, Джохар Дудаев сделал себя заложником той ситуации, в которой он оказался.

– Почему?

– Потому что исламские республики его не поддержали.

– Соседи в смысле?

– Да. Они отказались принимать участие в джихаде, который он объявил.

– А он сам-то на что рассчитывал?

– Это был интересный момент в истории нашей страны. Тогда многое было возможно. О многом можно было мечтать. Это сейчас Россия – единое и слаженное государство. А тогда все кричали о свободе и демократии. Поэтому конфедерация горских народов Кавказа, о которой объявил Дудаев, оказалась фиктивной организацией.

"Американские специалисты прорабатывали варианты защиты Грозного"

– …На втором витке первой войны подключились арабы, которые просто стали снабжать деньгами. Сначала снабжали американцы – вплоть до того, что, как нам рассказывали, американские военные специалисты прорабатывали варианты защиты Грозного. Это нам рассказали пленные боевики, что ездили на машинах по Грозному, смотрели, какие основные точки, линии, как защищать город.

Погрузка раненых российских солдат в вертолет для отправки в Моздок, 1995 год
© РИА Новости
Погрузка раненых российских солдат в вертолет для отправки в Моздок, 1995 год

– Та же история, что и в Афганистане, где американцы готовили боевиков?

– Да, все один в один. Но потом американцы поняли, что что-то у них не получается. В дело включились арабы. Арабы финансировали боевиков.

– А у арабов какие интересы там были?

– Давайте так скажем: помочь своим братьям-мусульманам в борьбе за независимость, как они это видели. А реально это был один из элементов создания Великого арабского халифата. Это потом воплотилось в идеях ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ). Все эти идеи витали в воздухе давно. Здесь виноваты англичане, которые разрезали весь Ближний Восток так, как они его видели. Курдам не дали землю.

"При том предательстве они отдали жизни за страну"

– …Если говорить о Второй кампании – она была проведена очень грамотно. В Первую кампанию мы шли долинами. Естественно, боевики с предгорий обстреливали. Сверху всегда легче уничтожать то, что внизу. А во вторую кампанию мы уже шли сами предгорьями. Потери были меньше. Все было продуманно. На разных уровнях появилась слаженность.
Что можно сказать об армии? Это же наша часть. Такие же люди, как мы. Они отдали свои жизни за страну. При том развале, который был в армии в Первую войну, при том предательстве, сливе секретной информации…

– Предателей ко Второй кампании уже убрали?

– Между Первой и Второй кампанией произошли кадровые перемены. Не все там остались, у кого были финансовые интересы.

Первая кампания, вот давайте посмотрим. Загнали боевиков в горы. Что там дальше? Дальше Грузия. Все. Их выбили. Они по идее должны уйти. И вот в этот самый момент возникает поход Шамиля Басаева на Буденновск. Начинается шумиха, разговоры о том, что надо помириться, остановиться. А что останавливаться? Конец войны. Еще чуть-чуть – и все. И тут все это остановили, подписали мирный договор…

Есть значок такой. Им особо не награждали, но он был сделан. О Второй кампании. Крест и крылья красные. А по Первой войне такой же был, только крылья были черные.

Конец первой части. Продолжение следует.

Ссылки по теме

Сюжеты

Загрузка...