Авторы

Глава Главного управления имперской безопасности Германии рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер (в центре) с инспекцией в Праге осенью 1941 года
© РИА Новости

Миф о единстве: почему в СССР замалчивались преступления прибалтийских фашистов

В советской историографии долгое время существовал штамп о "единой общности – советском народе", ставшем на пути беспощадной гитлеровской Германии. Однако современные исследования говорят, что наиболее кровавые злодеяния, в том числе Холокост, на северо-западе России совершались местными жителями Прибалтики, сотрудничавшими с нацистами.

Тему коллаборационизма в Эстонии, Латвии и Литве обсудили участники круглого стола "Прибалтика в годы Второй мировой войны: новые архивные исследования", который состоялся 1 марта в Москве. Модератором дискуссии выступил руководитель исследовательских программ фонда "Историческая память", главный редактор журнала "Российские и восточноевропейские исторические исследования" Владимир Симиндей.

Архив
© CC0. pixabay
Эстонцы на службе фюрера и Рейха: что говорят архивы

Он напомнил, что Балтийское море стало театром военных действий с первых дней Второй мировой войны. Сражения в Польше и блокада Балтики оказали серьезное воздействие на политику и экономику Эстонии, Латвии и Литвы.

"Имущие слои в большей степени полагались на сближение с Германией. Были надежды на то, что Гитлер пойдет на протекторат, сохранив независимость. Неимущее же население обращало свои взоры на СССР", – отметил он. Уже тогда это привело к расколу общества, последствия которого чувствуются до сих пор.

На входе в концлагерь Клоога
© United States Holocaust Memorial Museum / Esther Ancoli-Barbasch
На входе в концлагерь Клоога

Штамп о "едином советском народе"

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Борис Ковалев, проанализировав архивы Северо-Запада России, осветил социальные аспекты включения Эстонии, Латвии и Литвы в СССР.

Он выяснил, что отношение населения Ленинградской области к вхождению балтийских республик в состав CCCР оказалось отнюдь не однозначное. Одни это поддержали, другие отнеслись скептически, кто-то даже опасался, что присоединение Эстонии, Латвии и Литвы затратно, а кто-то – что прибалтам вообще не стоит верить, поскольку они могут нанести "удар в спину".

Факельное шествие
© Юлия Калинина
Кто успел, тот и "зиганул": как эстонские национал-патриоты обскакали EKRE

"Поразительно. 1940 год. Зачастую очень наивные и поверхностные высказывания. Но тогда предчувствие было как у рядовых ленинградцев, так и у колхозников Ленинградской области", – отметил он.

Историк обратил внимание и на другую проблему: в Советском Союзе было не принято говорить о преступлениях коллаборационистов в Прибалтике. Лишь после распада СССР сведения об этом стали публиковаться для широких масс.

Изучив архивные документы, Ковалев пришел к выводу, что в советские времена власти старались создать миф о том, что с нацистскими оккупантами боролись все жители прибалтийских "братских" республик, и поэтому в СССР старались не освещать тему коллаборационизма.

Нюрнбергский процесс — международный судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Проходил с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года в Международном военном трибунале в Нюрнберге (Германия). Одно из заседаний Международного военного трибунала.
© РИА Новости
Антигерои нашего времени: почему нацизм "прошел" в Прибалтике

"К сожалению, и по сей день мы далеко не всегда можем с точностью назвать национальность преступника в полном и однозначном объеме. В СССР существовал штамп "советский народ – единая общность", который воевал против немецко-фашистских оккупантов.

Поэтому тогда что-то предпочитали замалчивать или зачастую просто подменять понятием "фашист", "немецкий фашист" и "гитлеровец", не вдаваясь в особые подробности. К сожалению, вплоть до 1960-х годов говорилось, что уничтожения проводились только немцами. И лишь потом начались робкие разговоры [о коллаборантах в Прибалтике], но для внутриведомственного использования. О том, что там стояли карательные подразделения из Латвии, стали говорить только в конце 1990-х годов", – рассказал историк.

Место бывшего нацистского концлагеря Эреда в Эстонии
© Евгений Капов
Место бывшего нацистского концлагеря Эреда в Эстонии

О зверствах эстонских пособников

Изюминкой встречи стала презентация сборника документов, раскрывающего, каким образом и в каких формах в годы Второй мировой войны соединились прибалтийский национализм и сотрудничество с нацистами.

Ответственный составитель двухтомника доктор исторических наук Александр Репников рассказал о "внутренней кухне" работы экспертов. Выяснилось, что подборка документов началась в 2016 году. Книги были выпущены тиражом 700 экземпляров и, по словам исследователя, вряд ли будут переизданы. Соответственно, выпущенные сборники уникальны.

Примечательно, что около половины документов сборника вышла в свет впервые. Репников пояснил, что часть документов ранее уже публиковалась, однако в ряде случаев они были представлены либо вовсе без комментариев, либо с минимальными или иногда даже искаженными информативными данными.

Слет в Синимяэ ветеранов, сражавшихся на стороне гитлеровских войск. Архивное фото
© Sputnik / Евгений Ашихмин
Слет в Синимяэ ветеранов, сражавшихся на стороне гитлеровских войск. Архивное фото

В сборнике можно найти показательный документ, ярко демонстрирующий, как эстонцы охотно сотрудничали с нацистскими властями, участвуя в массовых убийствах местных русских и других противников Третьего Рейха. Показания бывшего солдата эстонского пограничного полка Минея Картофелева о зверствах немецко-фашистских оккупантов и эстонских гитлеровцев гласят:

Заседание Рийгикогу
© Riigikogu
Нацизм не прошел. Как Эстония едва избежала катастрофы

"Я родом из Пирисара (Пийрисар – самый крупный остров на Чудском озере – прим. Baltnews.ee), у нас многих расстреляли немцы по доносу местных эстонцев, которые были очень злые к русским людям, особенно был один эстонец по имени Хиндрик Мяртсин, жестокий человек, который предал на смерть несколько человек", – писал он.

"1941 года 18 августа нас всех русских Юрьевского уезда арестовали, и мы были отправлены в город Юрьев и помещены под открытым небом на выставочной площади, которая была обнесена проволокой. Эта площадь наводила большой ужас на всех арестованных, среди них находился и я как свидетель этих зверств, которые совершали фашистские звери. Нас всех русских с острова Пирисара возрастом от 17 до 55 лет арестовали, мы были под строгой охраной, которая состояла из омакайцев (членов эстонской националистической организации "Омакайтсе" – прим. Baltnews.ee)", – писал он.

Отряд Омакайтсе в Мынисте в августе 1941 года
© Estonica
Отряд Омакайтсе в Мынисте в августе 1941 года

"Многие видели это место, где эстонские фашисты вместе с немцами расстреливали ни в чем невинных людей. Это место находится вблизи города Тарту. Как я слышал от жителей города, теперь это место обнесено забором из досок и все время оттуда идет дым, там вырывают из земли трупы и сжигают, закрывая следы своего злодеяния", – отмечал Картофелев в своем донесении.

Героизация преступников
Значок с символикой Консервативной партии Эстонии (EKRE)
© Eesti Konservatiivne Rahvaerakond
Подражая Гитлеру: как в Эстонии праздновали День независимости

Составители сборника смогли в очередной раз подорвать позиции тех, кто утверждает, что прибалтийские коллаборационисты – герои, боровшиеся исключительно за независимость Эстонии, Латвии и Литвы. При этом факты участия в зверствах нацистского режима они обычно выносят за скобки.

"Почему не говорили про тему коллаборационизма? Не только потому, что тема была скользкая. Не хотели разрушать благостный образ единого советского народа. Долгое время эти темы всячески замалчивались, и в 1990-е годы мы получили героизацию коллаборационизма", – заявил Репников в конце своего выступления. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Сюжеты

Загрузка...