.

Политика

Опрос
© pxhere.com

Про отличные «вбросы» от эстонских интернет-социологов

Есть только один тип опросов, к которому можно относиться однозначно. Это опрос очевидно сфальсифицированный.

Очевидно сфальсифицированных опросов довольно мало, «придворные социологи» давным-давно научились мухлевать со статистическими данными так, чтобы это не очень бросалось в глаза. А частенько и мухлевать не приходится — главное ведь кого спрашивать и как именно спрашивать. 

Теперь к «занимательной статистике для самых маленьких». Не так давно социологи фирмы Kantar Emor провели опрос, результаты которого стали «достоянием» всех более-менее значимых эстонских СМИ. Еще бы, согласно этому опросу популярность как центристов, так и правительственной коалиции существенно снизилась. Партия Реформ же, судя по этому опросу, напротив, является самой популярной эстонской партией. 

После того, как страсти чуть-чуть улеглись, а некоторые политики наговорили глупостей, фирма Turu-uuringute по заказу «Радио 4» тоже провела опрос. Результаты которого оказались не столь «сенсационными», центристы на первом месте, реформисты, несмотря на некоторый рост популярности – вторые. Причем речь идет не о каких-то там «паре процентов». А приблизительно о 15-процентном расхождении. Kantar Emor: центристы — 20,5%, реформисты — 34,2%. Turu-uuringute: центристы — 27%, реформисты — 26%. Показательно, что популярность остальных партий, в целом, одинаковая. Разве что рейтинг EKRE существенно выше (18,4% против 12%) у  Kantar Emor.

Детский писатель и социолог Юхан Кивиряхк попытался объяснить это разницей подходов к опросам, при этом, не ставя под сомнение объективность результатов. И, в принципе, имеет на это право — повторюсь, прямых доказательств «накрутки» нет. Кивиряхк, на мой взгляд, довольно адекватный социолог и к его мнению в таких вопросах стоит прислушиваться, пусть и с некоторыми оговорками. Да, возможно, Kantar Emor проводила опрос в интернете. Поэтому выяснила популярность партий в интернете.

Но это было бы справедливо «при прочих равных». Но е-мое, какие «прочие равные», если Kantar Emor не делала случайную выборку респондентов? То есть, просто провела опрос среди людей, данные которых у фирмы имелись. Этот опрос если что и показывает, то количество активных сторонников политических партий среди «панели респондентов» конторы Kantar Emor. И это, повторюсь, в самом лучшем случае. Юхан Кивиряхк не мог не знать, что вообще-то так делать опросы нельзя. Но ставить под сомнение профессионализм коллег, судя по всему, тоже не решился.

Да, представитель Kantar Emor Айвар Воог, утверждающий, что «индустрия соцопросов по всему миру переходит на интернет-исследования» (цит. по rus.err.ee), вы правы. Вот только вы забыли упомянуть, что интернет-исследование исследует даже не условное «мнение в интернете», а «мнение тех, кто с этим исследованием ознакомился». Одно из важнейших условий, позволяющих считать интернет-исследование хоть сколь-либо исследованием — равный доступ к нему всех заинтересованных групп. И даже в этом случае надо делать поправку на «флешмоб-фактор». 

Что ж, надо бы еще усомниться в честности (уж больно нарочито популярнее в опросах Kantar Emor именно партии, не входящие в коалицию), но как я могу усомниться в честности эстонских интернет-социологов?

В Эстонии подвели итоги акции «Поможем ветеранам в преддверии 9 мая!»«Россия сегодня» инициировала акцию в поддержку главы портала РИА Новости Украина
vott.ru

Новости

Загрузка...